Сделать подарок гарри поттер

Сделать подарок гарри поттер

Сделать подарок гарри поттер

Джоан Роулинг

Гарри Поттер и проклятое дитя

Часть первая. Часть вторая.

Содержание

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Акт первый

Акт второй

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Акт третий

Акт четвертый

Благодарности

Джеку Торну, который пришел в мой мир и создал в нем нечто прекрасное.

— Дж. К. Роулинг

Для Джо, Луиса, Макса, Сонни и Мерле… вы все волшебники…

— Джон Тиффани

Эллиоту Торну, родившемуся 7 апреля 2016. Пока мы репетировали, он сопел.

— Джек Торн

Перевод на русский язык

Александр Аверба, Светлана Тонконоженко, Олег Чумаченко, Дарья Николенко, Мелинда Тайжетинова, Анна Просенко, Татьяна Осипенко, Надежда Шинкарева, Shef. Александр “Tiziano” Полятыкин, Ксения Котикова, Антон Жалоб, rioter_blast, Олеся Стафеева, Дионис Корнеев

Редакторы перевода

Анна Просенко, Владимир Селезнев, Дионис Корнеев, Дарья Николенко, Мелинда Тайжетинова

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

АКТ ПЕРВЫЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ. КИНГС-КРОСС

Оживленная и переполненная станция, полная людей, пытающихся куда-то пройти. Среди шума и суеты две огромные клетки гремят на вершине двух тележек. Их толкают два мальчика, Джеймс Поттер и Альбус Поттер. Их мать, Джинни, идет следом. Тридцатисемилетний Гарри держит свою дочь Лили на плечах.

АЛЬБУС: Пап. Он продолжает это говорить.

ГАРРИ: Джеймс, прекрати.

ДЖЕЙМС: Я только сказал, что он может попасть в Слизерин. И он может… (Под пристальным взглядом отца.)Ладно.

АЛЬБУС (смотрит на свою маму): Вы ведь будете мне писать?

ДЖИННИ: Каждый день, если захочешь.

АЛЬБУС: Нет. Не каждый день. Джеймс говорит, что большинство получают письма из дома примерно раз в месяц. Я не хочу, чтобы…

ГАРРИ: В прошлом году мы писали твоему брату три раза в неделю.

АЛЬБУС: Что? Джеймс!

Альбус осуждающе смотрит на Джеймса.

ДЖИННИ: Да. Вряд ли тебе захочется поверить во все, о чем он рассказывает тебе про Хогвартс. Твой брат очень любит шутить.

ДЖЕЙМС (с ухмылкой): Пожалуйста, мы уже можем идти?

Альбус смотрит на своего отца, потом на свою маму.

ДЖИННИ: Все что тебе нужно сделать — это пройти прямо между девятой и десятой платформой.

ЛИЛИ: Я так волнуюсь.

ГАРРИ: Не останавливайся и не бойся, что врежешься, это очень важно. Лучше разбежаться, если ты нервничаешь.

АЛЬБУС: Я готов.

Гарри и Лили кладут свои руки на тележку Альбуса… Джинни берет тележку Джеймса, и вся семья с трудом преодолевает барьер.

СЦЕНА ВТОРАЯ. ПЛАТФОРМА ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ

Платформа покрыта густым белым паром, исходящим из Хогвартс-экспресса.

Она очень многолюдна… но вместо людей в строгих костюмах, идущих по своим делам, она заполнена волшебниками и ведьмами в мантиях, пытающимися попрощаться со своим любимым потомством.

АЛЬБУС: Вот и она.

ЛИЛИ: Ого!

АЛЬБУС: Платформа девять и три четверти.

ЛИЛИ: Где они? Они здесь? Может быть, они не приехали?

Гарри указывает на Рона, Гермиону и их дочь Роуз. Лили быстро бежит к ним.

Дядя Рон. Дядя Рон!!!

Рон поворачивается к ним, так как Лили бежит к нему. Он хватает её на руки.

РОН: Не это ли моя любимая Поттер?

ЛИЛИ: У тебя есть новый фокус?

РОН: Ты когда-нибудь слышала о Магическом Дыхательном Хрипло-

Сертифицированном Носовом Похищении от мистера Уизли?

РОУЗ: Мама! Папа снова хочет показать этот отвратительный фокус.

ГЕРМИОНА: Ты говоришь — отвратительный, кто-то скажет — замечательный, а я говорю

— где-то посередине.

РОН: Погоди. Позволь мне просто немного пожевать этот… воздух. А теперь прости, если от меня немного воняет чесноком…

Он дует ей на лицо. Лили хихикает.

ЛИЛИ: От тебя пахнет овсянкой.

РОН: Бинг. Бэнг. Боинг. Юная леди, приготовьтесь к тому, что вы больше не сможете чувствовать запахи…

Он дергает ее за нос.

ЛИЛИ: Где мой нос?

РОН: Та-дам!

Его рука пуста.

ЛИЛИ: Это глупо.

АЛЬБУС: Все снова глазеют на нас.

РОН: Это все из-за меня! Я чрезвычайно знаменит. Мои фокусы с носом легендарны.

ГЕРМИОНА: Да, это нечто.

ГАРРИ: Нормально припарковались?

РОН: Да. Гермиона не верила, что я смогу сдать магловский тест на вождение, так ведь? Она думала, мне придется наложить заклятие Конфундус на экзаменатора.

ГЕРМИОНА: Ничего подобного я даже и не думала, я была абсолютно в тебе уверена.

РОУЗ: А я абсолютно уверена, что он действительно наложил заклинание Конфундус на экзаменатора.

РОН: Ой!

АЛЬБУС: Пап…

Альбус хватается за мантию Гарри. Гарри смотрит вниз.

Как думаешь… что если … что если я попаду в Слизерин…

ГАРРИ: И что в этом плохого?

АЛЬБУС: Слизерин — это змеиный факультет, факультет Темной магии… И совсем не факультет храбрых волшебников.

ГАРРИ: Альбус Северус, ты был назван в честь двух директоров Хогвартса. Один из них был выпускником Слизерина и, возможно, он был одним из храбрейших людей, которых я когда-либо встречал.

АЛЬБУС: Но только скажи…

ГАРРИ: Если это имеет для тебя значение, Распределяющая шляпа учтет твои чувства.

АЛЬБУС: Правда?

ГАРРИ: Ну, она сделала это для меня.

Гарри понимает, что никогда не говорил об этом прежде, он замолкает на мгновение.

Хогвартс о тебе позаботится, Альбус. Я обещаю, тебе нечего там бояться.

ДЖЕЙМС: Кроме фестралов. Следи за фестралами.

АЛЬБУС: Я думал, что они невидимы!

ГАРРИ: Слушай своих профессоров, а не Джеймса, и не забывай весело проводить время. А сейчас, если ты не хочешь, чтобы поезд уехал без тебя, пора запрыгнуть в него…

ЛИЛИ: Я побегу поезду вслед.

ДЖИННИ: Лили, сразу же возвращайся.

ГЕРМИОНА: Роуз, не забудь поцеловать Невилла за нас.

РОУЗ: Мам, я не могу поцеловать профессора!

Роуз зашла в поезд. Тогда Альбус повернулся и обнял Джинни и Гарри в последний раз, прежде чем последовать за ней.

АЛЬБУС: Хорошо. Пока.

Он поднимается в вагон. Гермиона, Джинни, Рон и Гарри стоят и смотрят на

удаляющийся со свистом и громыханием поезд.

ДЖИННИ: Они будут в порядке, да?

ГЕРМИОНА: Хогвартс — великое место.

РОН: Великое. Прекрасное. Наполненное едой. Я бы отдал все, чтобы туда вернуться.

ГАРРИ: Странно, Ал боится попасть в Слизерин.

ГЕРМИОНА: Это еще ничего, Роуз боится, побьет ли она рекорд по Квиддичу за первый или второй год. И как рано она сможет сдать свои С.О.В.ы.

РОН: Понятия не имею, в кого она такая амбициозная.

ДЖИННИ: Гарри, и как ты будешь себя чувствовать, если Ал туда попадет?

РОН: Знаешь, Джин, мы всегда считали, что у тебя был шанс попасть в Слизерин.

ДЖИННИ: Что?

РОН: Честно. Фред и Джордж были уверены в этом.

ГЕРМИОНА: Может, мы пойдем? Люди смотрят, знаете ли.

ДЖИННИ: Люди всегда смотрят, когда вы втроем вместе. И отдельно. Люди всегда смотрят на вас.

Четверка направляется к выходу. Джинни останавливает Гарри.

Гарри… с ним все будет в порядке, да?

ГАРРИ: Конечно, будет.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ. ХОГВАРТС-ЭКСПРЕСС

Альбус и Роуз гуляют по вагону поезда. К ним приближается ведьма-проводница, толкающая тележку со сладостями.

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Хотите чего-нибудь, детки? Тыквенный пирожок? Шоколадную лягушку? Котельную лепешку?

РОУЗ ( ловя влюбленный взгляд Альбуса на Шоколадных лягушек): Ал. Нам нужно сосредоточиться.

АЛЬБУС: На чем сосредоточиться?

РОУЗ: На том, с кем нам подружиться. Мои мама с папой встретили твоего папу в их первой поездке на Хогвартс-экспресс, знаешь ли…

АЛЬБУС: То есть сейчас нам нужно выбрать тех, с кем мы будем дружить всю жизнь? Это довольно пугающе.

РОУЗ: Наоборот, это интересно. Я Грейнджер-Уизли, ты Поттер — все захотят с нами подружиться, мы сможем выбрать любого, кого захотим.

АЛЬБУС: И как нам решить, в какое купе нам идти…

РОУЗ: Мы обойдем все, а потом решим.

Альбус открывает дверь и видит одинокого блондина, Скорпиуса, в пустом купе. Альбус улыбается. Скорпиус улыбается в ответ.

АЛЬБУС: Привет. Это купе…

СКОРПИУС: Свободно. Здесь только я.

АЛЬБУС: Отлично. Ничего, если мы зайдем ненадолго?

СКОРПИУС: Конечно. Привет.

АЛЬБУС: Альбус. Ал. Меня зовут Альбус…

СКОРПИУС: Привет, Скорпиус. В смысле, я — Скорпиус. Ты — Альбус. А ты, должно быть…

Лицо Роуз холодеет с каждой минутой.

РОУЗ: Роуз.

СКОРПИУС: Привет, Роуз. Не хочешь сахарных свистулек?

РОУЗ: Я только позавтракала, спасибо.

СКОРПИУС: У меня еще есть Шок-о-лад, Дьявольский перец и немного

Желейных слизней. Это идея мамы — она говорит, что (поет)“сладости всегда

помогут найти друзей”. (Понимает, что пение было ошибкой.)Глупая идея,

наверное.

АЛЬБУС: Я возьму… Мама не разрешает мне есть сладости. С чего бы начать?

Роуз незаметно толкает Альбуса.

СКОРПИУС: Я всегда считал, что Дьявольский перец — король сладостей. Это

мятные конфеты, после которых дымятся уши.

АЛЬБУС: Потрясно. Я возьму одну… (Роуз снова бьет его.)Роуз, пожалуйста,

прекрати меня бить!

РОУЗ: Я не бью тебя.

АЛЬБУС: Ты меня бьешь, и мне больно.

Лицо Скорпиуса мрачнеет.

СКОРПИУС: Она ударила тебя из-за меня.

АЛЬБУС: Что?

СКОРПИУС: Слушай, я знаю, кто ты, так что, наверное, будет справедливо, если ты узнаешь, кто я.

АЛЬБУС: Что значит, ты знаешь, кто я?

СКОРПИУС: Ты — Альбус Поттер. Она — Роуз Грейнджер-Уизли. А я — Скорпиус Малфой. Мои родители — Астория и Драко Малфои. Наши с вами родители… Они не ладили.

РОУЗ: Это еще мягко сказано. Твои родители — Пожиратели смерти!

СКОРПИУС (оскорбленно): Отец — да, но не мать!

Роуз отворачивается, и Скорпиус знает почему.

Я знаю, что ходят слухи, но это все ложь!

Альбус переводит взгляд со смутившейся Роуз на отчаявшегося Скорпиуса.

АЛЬБУС: Что за слухи?

СКОРПИУС: Слухи о том, что мои родители не могли иметь детей. О том, что мой отец и мой дед так сильно хотели предотвратить конец рода Малфоев, что они… что они использовали Маховик времени и отправили маму обратно…

АЛЬБУС: Куда?

РОУЗ: Ходят слухи, что он — сын Волан-де-Морта, Альбус.

Ужасное неловкое молчание.

АЛЬБУС: Это, наверное, просто слухи. Ведь у тебя же есть нос!

Молчание нарушено. Скорпиус благодарно смеется.

СКОРПИУС: Да, и я похож на отца. У меня его нос, волосы и фамилия. Не то чтобы это очень круто… Но в целом, я предпочел бы быть Малфоем, чем сыном Темного Лорда.

Скорпиус и Альбус переглядываются, между ними как-будто протягивается невидимая нить.

РОУЗ: Да… Ну… Наверное, мы должны сходить куда-нибудь еще. Пошли, Альбус.

Альбус глубоко задумывается.

АЛЬБУС: Нет. (Отворачивается от Роуз.)Я в порядке. Ты можешь идти…

РОУЗ: Альбус, я не буду ждать тебя.

АЛЬБУС: Я знаю. Но я останусь здесь.

Роуз смотрит на него секунду, а затем покидает купе.

РОУЗ: Отлично!

Скорпиус и Альбус остаются вдвоем, неуверенно смотря друг на друга.

СКОРПИУС: Спасибо.

АЛЬБУС: Нет-нет. Я остался не ради тебя, а ради конфет.

СКОРПИУС: Она довольно жесткая.

АЛЬБУС: Да. К сожалению.

СКОРПИУС: Нет. Мне нравится. Ты предпочитаешь, когда тебя называют Альбус или Ал?

Скорпиус улыбается и закидывает две конфеты в рот.

АЛЬБУС (думает): Альбус.

СКОРПИУС (заметив, что из его ушей идет дым): Спасибо, что остался ради моих сладостей, Альбус!

АЛЬБУС (смеется): Вау.

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ. ПЕРЕХОДНАЯ СЦЕНА

И сейчас мы в ходим в несуществующий мир изменения времени. Вся эта сцена о магии. Изменения быстры, как скачок между мирами. Единых сцен нет, но есть фрагменты, осколки, которые показывают постоянную прогрессию времени.

Сначала мы внутри Хогвартса, в Большом зале, и все кружатся вокруг Альбуса.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Альбус Поттер.

КАРЛ ДЖЕНКИНС: Поттер. В нашем году.

ЯНН ФРЕДЕРИКС: У него его волосы. Его волосы точно такие же.

РОУЗ: И он мой двоюродный брат. (Они поворачиваются.)Роуз Грейнджер-Уизли. Приятно познакомиться.

Тут появляется Распределяющая шляпа, и студенты садятся за столы своих факультетов.

Быстро становится очевидным, что она приближается к Роуз, которая напряженно ожидает своей судьбы.

РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА:

Работаю я здесь веками,

У всех была на голове,

Твоими шевелю мозгами,

И говорю, где быть тебе.

Ни вес, ни рост, ни громкость храпа

Мне не важны — сужу я всех.

Распределяющая шляпа —

Известна буду я вовек.

Роуз Грейнджер-Уизли.

Надевает шляпу на голову Роуз.

ГРИФФИНДОР!

Аплодисменты от Гриффиндорцев, так как Роуз присоединяется к ним.

РОУЗ: Слава Дамблдору.

Скорпиус бежит, чтобы занять место Роуз под Распределяющей шляпой.

РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА: Скорпиус Малфой.

Надевает шляпу на голову Скорпиуса.

СЛИЗЕРИН!

Ожидая этого, Скорпиус кивает и ухмыляется. Аплодисменты от Слизеринцев, так как он присоединяется к ним.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Что ж, в этом есть смысл.

Альбус стремительно подходит к передней части сцены.

РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА: Альбус Поттер.

Надевает шляпу на голову Альбуса — и в этот раз, кажется, она решает очень долго — как-будто она в замешательстве.

СЛИЗЕРИН!

Тишина. Безупречная, глубокая тишина. Слышны только ерзанья учеников на стульях.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Слизерин?

КРЭЙГ БОУКЕР МЛАДШИЙ: Вау! Поттер? В Слизерине.

Альбус неуверенно осматривается. Скорпиус улыбается, радуясь, кричит ему.

СКОРПИУС: Ты можешь сесть рядом со мной!

АЛЬБУС (сильно смущенный): Хорошо. Да.

ЯНН ФРЕДЕРИКС: Похоже, у него не те же волосы.

РОУЗ: Альбус? Но это неправильно, Альбус. Так не должно быть.

И внезапно мы оказываемся на уроке полетов Мадам Трюк.

МАДАМ ТРЮК: Ну, чего вы все ждете? Встаньте все рядом со своими метлами. Давайте, пошевеливайтесь.

Дети торопятся встать рядом со своими метлами.

Поднимите свои руки над метлами и скажите: “Вверх!”.

ВСЕ: ВВЕРХ!

Метлы Роуз и Янна поднимаются в их руки.

РОУЗ и ЯНН: Да!

МАДАМ ТРЮК: Давайте же. У меня нет времени на прогульщиков. Скажите: “Вверх”. “Вверх” — будто имеете это в виду.

ВСЕ (кроме Роуз и Янна): ВВЕРХ!

Метлы поднимаются вверх, включая метлу Скорпиуса. Только метла Альбуса остается на земле.

ВСЕ (кроме Розы, Янна и Альбуса): ДА!

АЛЬБУС: Вверх. ВВЕРХ. ВВЕРХ.

Его метла не двигается. Ни на миллиметр. Он смотрит на нее с отчаянием. По всему классу разносятся смешки.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Мерлинова борода, как унизительно! Он действительно совсем не похож на отца?

КАРЛ ДЖЕНКИНС: Альбус Поттер, Слизеринская дрянь.

МАДАМ ТРЮК: Хорошо, дети. Время летать.

И внезапно из ниоткуда рядом с Альбусом появляется Гарри, в то время как пар распространяется по сцене. Мы снова на платформе девять и три четверти, и время беспощадно движется. Альбус теперь на год старше (как и Гарри, но менее заметно).

АЛЬБУС: Папа, ты не мог бы встать чуть дальше от меня?

ГАРРИ (удивленно): Второкурсникам не пристало появляться с отцами?

Очень наблюдательный волшебник начинает показывать на них пальцем.

АЛЬБУС: Нет. Просто ты — это ты, а я — это я.

ГАРРИ: Люди просто смотрят, хорошо? Люди смотрят. И они смотрят на меня, не на тебя.

Очень наблюдательный волшебник протягивает что-то Гарри, и он подписывает это.

АЛЬБУС: На Гарри Поттера и его разочаровывающего сына.

ГАРРИ: Что это значит?

АЛЬБУС: На Гарри Поттера и его сына из Слизерина.

Джеймс мчится мимо них со своей сумкой.

ДЖЕЙМС: Склизкий слизеринец, хватить дрожать! Пора садиться на поезд!

ГАРРИ: Необязательно, Джеймс.

ДЖЕЙМС (через некоторое время): Увидимся на Рождество, пап.

Гарри беспокойно смотрит на Альбуса.

ГАРРИ: Ал…

АЛЬБУС: Мое имя Альбус, не Ал.

ГАРРИ: Другие дети плохо к тебе относятся? Дело в этом? Может, если ты попытаешься завести еще нескольких друзей… без Гермионы и Рона я бы не выжил в Хогвартсе, я бы вообще не выжил.

АЛЬБУС: Но мне не нужны Рон и Гермиона, у меня… у меня уже есть друг — Скорпиус. Знаю, тебе он не нравится, но мне не нужна больше ничья дружба.

ГАРРИ: Послушай, для меня главное, чтобы ты был счастлив.

АЛЬБУС: Тебе не обязательно провожать меня до станции, пап.

Альбус поднимает свой чемодан и уходит.

ГАРРИ: А мне бы хотелось…

Но Альбус исчез. Драко Малфой, одетый в безупречную мантию и с идеально уложенным белокурым хвостом, появляется из толпы, чтобы встать рядом с Гарри.

ДРАКО: Мне нужна услуга.

ГАРРИ: Драко.

ДРАКО: Эти слухи о родителях моего сына, они не собираются утихать. Другие студенты Хогвартса постоянно дразнят Скорпиуса… если Министерство заявит о том, что все Маховики времени были уничтожены в битве в Отделе тайн…

ГАРРИ: Драко, не волнуйся, слухи скоро стихнут.

ДРАКО: Мой сын от этого страдает, и Астории тоже нездоровится в последнее время, поэтому ему нужна вся поддержка, которую он может получить.

ГАРРИ: Если ты обращаешь внимание на слухи, то ты их кормишь. Слухам о том, что у Волан-де-Морта был ребенок, много лет. Скорпиус не первый обвиняемый. Министерству, как для тебя, так и для нас, нужно держаться подальше от этого.

Драко раздраженно хмурится, в то время как сцена освобождается, и Роуз с Альбусом стоят готовые со своими чемоданами.

АЛЬБУС: Как только поезд отъедет, тебе не нужно будет разговаривать со мной.

РОУЗ: Я знаю. Мы просто должны притворяться перед взрослыми.

Вбегает Скорпиус — с большими надеждами и с еще большим чемоданом.

СКОРПИУС (с надеждой): Привет, Роуз.

РОУЗ (категорично): Пока, Альбус.

СКОРПИУС (все еще с надеждой): Она еще подобреет.

И вдруг мы в Большом зале, и профессор Макгонагалл стоит у стойки с большой улыбкой на лице.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛЛ: Я рада сообщить вам, что в команде Гриффиндора по Квиддичу новый участник — наш (она понимает, что должна быть беспристрастной)ваш великолепный новый охотник — Роуз Грейнджер-Уизли.

Зал взрывается аплодисментами. Скорпиус хлопает вместе с ними.

АЛЬБУС: Ты тоже хлопаешь? Мы же ненавидим Квиддич, и она играет за другой факультет.

СКОРПИУС: Она же твоя двоюродная сестра, Альбус.

АЛЬБУС: Думаешь, она бы тоже мне хлопала?

СКОРПИУС: Я думаю, она потрясающая.

Студенты снова окружают Альбуса, начинается урок Зельеварения.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Альбус Поттер. Бесполезный. Даже портреты отворачиваются в другую сторону, когда он поднимается по лестнице.

Альбус склоняется над зельем.

АЛЬБУС: И теперь мы добавляем… это рог двурога?

КАРЛ ДЖЕНКИНС: Не мешайте ему и сыну Волан-де-Морта…

АЛЬБУС: И пару капель крови саламандры…

Зелье громко взрывается.

СКОРПИУС: Ладно. Какой ингредиент неправильный? Что нам нужно изменить?

АЛЬБУС: Все.

При этом время двигается вперед — глаза Альбуса становятся мрачнее, лицо бледнеет. Он все еще привлекательный мальчик, но старается этого не признавать.

И вдруг он возвращается на платформу девять и три четверти с отцом, который все еще пытается убедить своего сына (и себя), что все в порядке. Оба стали на год старше.

ГАРРИ: Третий год. Большой год. Вот твое разрешение на поездки в Хогсмид.

АЛЬБУС: Я ненавижу Хогсмид.

ГАРРИ: Как ты можешь ненавидеть то место, в котором ни разу не бывал?

АЛЬБУС: Потому что я знаю, что там будет полно студентов из Хогвартса.

Альбус скручивает лист бумаги.

ГАРРИ: Давай же, просто попробуй… тебе выпал шанс вволю насладиться пребыванием в Сладком королевстве без ведома мамы… Нет, Альбус, не смей!

АЛЬБУС (направляя палочку): Инсендио!

Шарик из бумаги загорается в огне и поднимается над сценой.

ГАРРИ: Как глупо!

АЛЬБУС: Самое ироничное — я не думал, что это сработает. Я ужасен в этом заклинании.

ГАРРИ: Альбус, я получаю совиную почту от профессора Макгонагалл… Она говорит, что ты изолируешь себя от других людей, ты несговорчив на уроках, угрюм, ты…

АЛЬБУС: Что ты хочешь, чтобы я сделал? Использовал магию, чтобы стать популярным? Переехал в новый дом? Стал лучшим студентом с помощью трансфигурации? Просто произнеси заклинание, пап, и преврати меня в того, кем бы ты хотел меня видеть, договорились? Это будет лучше для нас обоих.

Альбус бежит к Скорпиусу, который сидит на своем чемодане, онемевший.

( Радостно.) Скорпиус… ( Обеспокоенно.)Скорпиус… ты в порядке?

Скорпиус молчит. Альбус пытается прочесть по глазам друга.

Твоя мать? Ей стало еще хуже?

СКОРПИУС: Случилось худшее, что только могло случиться.

Альбус садится возле Скорпиуса.

АЛЬБУС: Я думал, что ты пришлешь сову.

СКОРПИУС: Я не знал, что написать.

АЛЬБУС: Теперь я не знаю, что сказать.

СКОРПИУС: Ничего не говори.

АЛЬБУС: Могу ли я чем-нибудь…

СКОРПИУС: Приходи на похороны.

АЛЬБУС: Конечно…

СКОРПИУС: И будь моим хорошим другом.

Внезапно Распределяющая шляпа появляется в центре сцены и мы возвращаемся в Большой зал.

РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА:

Вы боитесь того, что вы услышите?

Боитесь, что я назову ваше имя?

Не Слизерин! Не Гриффиндор!

Не Пуффендуй! Не Когтевран!

Не волнуйтесь, дети, я знаю свою работу,

Вы научитесь смеяться, если сначала рыдали.

Лили Поттер. ГРИФФИНДОР!

ЛИЛИ: Да!

АЛЬБУС: Великолепно.

СКОРПИУС: Ты правда думал, что она присоединятся к нам? Слизерин — не место для Поттеров.

АЛЬБУС: Одному место нашлось.

В то время как он пытается уйти на второй план, другие студенты смеются. Он смотрит на них всех.

Я не выбирал, вы понимаете? Я не выбирал быть его сыном.

СЦЕНА ПЯТАЯ. МИНИСТЕРСТВО МАГИИ. ОФИС ГАРРИ

Гермиона сидит напротив кипы бумаг в офисе Гарри, где царят беспорядок и неразбериха. Она не торопясь сортирует все это. Гарри стремительно вбегает. Из раны на его щеке сочится кровь.

ГЕРМИОНА: Как прошло?

ГАРРИ: Это была правда.

ГЕРМИОНА: Теодор Нотт?

ГАРРИ: Под стражей.

ГЕРМИОНА: Что насчет Маховика времени?

Гарри раскрывает Маховик времени. Он заманчиво сияет.

Настоящий? В рабочем состоянии? Этот маховик ведь возвращает в прошлое намного дальше, чем на час?

ГАРРИ: Мы пока еще ничего не знаем. Я хотел проверить его там, но вовремя образумился.

ГЕРМИОНА: Ну, теперь он у нас.

ГАРРИ: И ты уверена, что хочешь хранить его?

ГЕРМИОНА: Не думаю, что у нас есть выбор. Посмотри на него. Он совершенно не похож на тот Маховик времени, который был у меня.

ГАРРИ (сухо): Очевидно, колдовство изменилось, с тех пор как мы были детьми.

ГЕРМИОНА: Ты истекаешь кровью.

Гарри смотрит в зеркало. Он вытирает рану своей мантией.

Не беспокойся, это хорошо сочетается со шрамом.

ГАРРИ: Гермиона, что ты делаешь в моем офисе?

ГЕРМИОНА: Я очень хотела услышать о Теодоре Нотте и… проверить, сдержишь ли ты свое обещание заняться бумажной работой.

ГАРРИ: Оу. Получается, не сдержал.

ГЕРМИОНА: Нет. Не сдержал. Гарри, как ты можешь работать в таком хаосе?

Гарри взмахивает палочкой и все бумаги и книги раскладываются в аккуратные стопки. Гарри улыбается.

ГАРРИ: Уже не в хаосе.

ГЕРМИОНА: Но все еще пренебрежительно! Знаешь, здесь есть кое-что интересное… Горные тролли, летящие на грифонах через Венгрию, гиганты с крылатыми татуировками на спинах, гуляющие по Греческим морям, и оборотни, которые полностью ушли под землю…

ГАРРИ: Отлично, давай пойдем отсюда. Я соберу команду.

ГЕРМИОНА: Гарри, я понимаю. Бумажная работа — это скучно…

ГАРРИ: Не для тебя.

ГЕРМИОНА: Мне хватает своих дел. Эти люди и звери сражались на стороне Волан-де-Морта в великих магических войнах. Они — союзники тьмы. Вместе с тем, что у нас есть на Теодора Нотта, это может что-то означать. Но если уж Глава магического правопорядка не читает эти файлы…

ГАРРИ: Мне не нужно читать об этом, я наслышан об этом извне. Теодор Нотт — именно до меня дошли слухи о Маховике времени, и именно я предпринял действия на этот счет. Тебе действительно незачем меня отчитывать.

Гермиона смотрит на Гарри.

ГЕРМИОНА: Хочешь ириску? Не говори Рону.

ГАРРИ: Ты отходишь от темы.

ГЕРМИОНА: Так и есть. Ириску?

ГАРРИ: Не могу. Сейчас мы не едим сладкого. Ты знаешь, что от этого можно стать зависимой?

ГЕРМИОНА: Что я могу сказать? Мои родители были дантистами, я была обязана восстать в какой-то момент. В сорок, конечно, поздновато, но… То, что ты сделал, было великолепно. Тебя, безусловно, не за что ругать, я просто хочу, чтобы ты читал каждую бумажку, вот и все. Считай это мягким указанием от Министра магии.

Гарри слышит подтекст в ее акценте. Он кивает.

Как Джинни? Как Альбус?

ГАРРИ: Похоже, из меня такой же хороший отец, как и бумажный клерк. Как Роуз? Хьюго?

ГЕРМИОНА (с усмешкой): Ну знаешь ли… Рон говорит, что я со своей секретаршей Этель вижусь чаще, чем с ним. Думаешь, имеет значение, что мы выбрали: быть родителем года или Министром года? Давай. Иди домой к своей семье, Гарри. Хогвартс-экспресс скоро уедет еще на один год. Проведи с пользой оставшееся время, а потом возвращайся со свежей головой и прочти эти документы.

ГАРРИ: Ты действительно считаешь, что все это может что-то значить?

ГЕРМИОНА (с улыбкой): Может. Но если это так, мы найдем способ бороться. Мы всегда находим его.

Она вновь улыбается, кладет еще одну ириску в рот и покидает офис. Гарри остается один. Собирает вещи. Выходит из офиса и идет вниз по коридору. Ответственность за весь мир лежит на его плечах.

Уставший, он заходит в телефонную будку и набирает номер «62442».

ТЕЛЕФОННАЯ БУДКА: Прощай, Гарри Поттер.

Он поднимается прочь из Министерства магии.

СЦЕНА ШЕСТАЯ. ДОМ ГАРРИ И ДЖИННИ ПОТТЕРОВ

Альбус не может уснуть. Он сидит наверху лестницы. Он слышит голоса снизу. Мы слышим голос Гарри перед тем, как он появляется. С ним пожилой мужчина в инвалидной коляске, Амос Диггори.

ГАРРИ: Амос, я понимаю, действительно понимаю, но я только пришел домой и…

АМОС: Я пытался записаться на прием в Министерстве. Они сказали: “Оу, мистер Диггори, мы можем записать вас на прием, давайте посмотрим, через два месяца”. Я ждал. Очень терпеливо.

ГАРРИ: …и являться ко мне среди ночи, когда мои дети готовятся к новому учебному году — неправильно.

АМОС: Через два месяца я получил сову: “Мистер Диггори, мне очень жаль, но мистер Поттер был вызван по срочному делу, поэтому нам нужно немного перенести все встречи. Вы можете записаться на прием, давайте посмотрим, через два месяца”. И это повторялось снова и снова… Вы меня избегаете.

ГАРРИ: Конечно же нет! Мне жаль, но как глава Департамента магического правопорядка я несу ответственность…

АМОС: Вы ответственны за очень многое.

ГАРРИ: Простите?

АМОС: Мой сын, Седрик, вы помните Седрика, не так ли?

ГАРРИ (воспоминания о Седрике причиняют ему боль): Да, я помню вашего сына. Его утрата…

АМОС: Волан-де-Морту нужен был ты! Не мой сын! Ты сам мне сказал его слова: “убейте лишнего”. Лишнего. Мой сын, мой прекрасный сын был лишним.

ГАРРИ: Мистер Диггори, как вы знаете, я симпатизирую вашим усилиям по увековечиванию памяти Седрика, но…

АМОС: Увековечить? Мне больше это неинтересно. Я старый человек — старый и умирающий человек — и я здесь для того, чтобы просить вас. Умоляю вас, помогите мне вернуть его.

Гарри удивленно смотрит.

ГАРРИ: Вернуть его? Амос, это невозможно.

АМОС: У Министерства есть Маховик времени, так ведь?

ГАРРИ: Все Маховики времени были уничтожены.

АМОС: Причина моего безотлагательного появления в том, что до меня дошли слухи, правдивые слухи, что Министерство конфисковало незаконный Маховик времени у Теодора Нотта и сохранило его. Для исследований. Разрешите мне воспользоваться этим Маховиком времени. Позвольте мне вернуть моего сына.

Долгая, мертвая пауза. Гарри находит это чрезвычайно сложным. Мы наблюдаем, как Альбус, слушая, подходит ближе.

ГАРРИ: Амос, мы не можем играть со временем, вы знаете это.

АМОС: Сколько людей умерло из-за Мальчика, который выжил? Я прошу вас спасти одного из них.

Это ранит Гарри. Ему кажется, что его лицо окаменело.

ГАРРИ: Что бы вы ни слышали, Амос, история о Теодоре Нотте — выдумка. Мне жаль.

ДЕЛЬФИ: Привет.

Альбус на милю отпрыгивает от Дельфи, двадцатилетней решительно выглядящей девушки, которая смотрит на него через лестницу.

Ой, извини, не хотела тебя напугать. Я тоже раньше часто подслушивала. Сидела в таком же месте и ждала, пока кто-нибудь скажет что-то хоть немножко занимательное.

АЛЬБУС: Кто ты? Это как бы мой дом и…

ДЕЛЬФИ: Я вор, конечно же. Я здесь, чтобы украсть все, что у тебя есть. Отдавай мне свое золото, палочку и Шоколадных лягушек! (Она выглядит свирепо, а потом улыбается.)Ладно, я Дельфина Диггори. (Она поднимается по лестнице и протягивает руку.)Дельфи. Я присматриваю за ним. Ну, я пытаюсь. (Она указывает на Амоса.)А ты?

АЛЬБУС (печально улыбается): Альбус.

ДЕЛЬФИ: Разумеется! Альбус Поттер! Так Гарри твой отец? Это несколько шокирует, не так ли?

АЛЬБУС: Не особо.

ДЕЛЬФИ: Похоже, я затронула больную тему? “Дельфина Диггори сует свой нос во все щели”, — вот что говорили обо мне в школе.

АЛЬБУС: Обо мне тоже разное говорят.

Пауза. Она внимательно смотрит на него.

АМОС: Дельфи.

Она собирается уйти, потом колеблется. Она улыбается Альбусу.

ДЕЛЬФИ: Мы не выбираем своих родственников. Амос не только мой пациент, он мой дядя и одна из причин, по которым я работаю в Верхнем Флэгли. Но это все только усложняет. Трудно жить с людьми, которые застряли в прошлом, не так ли?

АМОС: Дельфи!

АЛЬБУС: Верхний Флэгли?

ДЕЛЬФИ: Дом святого Освальда для старых ведьм и волшебников. Если хочешь, приходи к нам как-нибудь.

АМОС: ДЕЛЬФИ!

Она улыбается и затем вприпрыжку спускается по лестнице. Она исчезает в комнате с Амосом и Гарри входит следом. Альбус наблюдает за ней.

ДЕЛЬФИ: Да, дядя?

АМОС: Познакомься с когда-то великим Гарри Поттером, который, работая в Министерстве, стал холоден как камень. Я оставлю вас в покое, сэр. Если покой — это подходящее слово. Дельфи, мое кресло…

ДЕЛЬФИ: Да, дядя.

Амоса на кресле выкатывают из комнаты. Гарри остается стоять на месте с несчастным видом. Альбус, глубоко задумавшись, наблюдает за ними.

СЦЕНА СЕДЬМАЯ. ДОМ ГАРРИ И ДЖИННИ ПОТТЕРОВ. КОМНАТА АЛЬБУСА

Альбус сидит на кровати, в то время как в остальном доме суматоха. Вокруг все бешено мелькает. Мы слышим рычание Джеймса…

ДЖИННИ: Джеймс, пожалуйста, не обращай внимание на свои волосы и уберись уже в этой чертовой комнате…

ДЖЕЙМС: Как я могу не обращать внимание? Они розовые! Мне придется использовать мою мантию-неведимку.

Джеймс появляется в дверях, и у него розовые волосы.

ДЖИННИ: Не для этого отец дал тебе эту мантию!

ЛИЛИ: Кто-нибудь видел мой учебник по Зельеварению?

ДЖИННИ: Лили Поттер, даже не вздумай надеть это завтра в школу…

Лили появляется в дверях Альбуса. На ней порхающие крылья феи.

ЛИЛИ: Я люблю их. Они порхают.

Она удаляется, и в дверях Альбуса появляется Гарри. Он оглядывает комнату.

ГАРРИ: Привет.

Неловкая пауза между ними. Джинни появляется в дверях. Она видит, что происходит, и остается на мгновение.

Просто доставляю подарок — подарки — перед отправлением в Хогвартс. Рон прислал это…

АЛЬБУС: Ясно, любовное зелье. Все понятно.

ГАРРИ: Думаю, он хотел подшутить. Не знаю почему, но Лили достались пукающие гномы, а Джеймсу расческа, окрасившая его волосы в розовый цвет. Рон… ну вы же знаете Рона.

Гарри кладет любовное зелье на кровать Альбуса.

Я тоже. Это от меня…

Он достает маленькое одеяльце. Джинни смотрит на это. Она видит старания Гарри и затем тихо уходит.

АЛЬБУС: Старое одеяльце?

ГАРРИ: Я долго думал, что подарить тебе в этом году. Джеймс твердил о мантии-невидимке, кажется, с начала времен, а Лили — я знал, что ей понравятся крылья, но вот ты. Тебе сейчас четырнадцать лет, Альбус, и я хотел дать тебе то, что что-то значит. Это… последняя вещь, оставшаяся от моей мамы. Единственная вещь. В нем меня оставили Дурслям. Я думал, что оно утеряно навсегда, но когда твоя двоюродная бабушка Петунья умерла, Дадли неожиданно нашел его, спрятанным в ее вещах, и любезно отправил мне. И с тех пор, ну, каждый раз, когда я нуждался в удаче, я находил его и просто старался подержать. И я подумал, что, если бы ты…

АЛЬБУС: Тоже хотел его подержать? Ладно. Сделано. Будем надеяться оно принесет мне удачу. Она и вправду мне нужна.

Он дотрагивается до одеяльца.

Но ты должен оставить его у себя.

ГАРРИ: Думаю… уверен, что Петунья хотела отдать его мне, поэтому и хранила одеяло. А теперь я хочу подарить его тебе. Я никогда по-настоящему не знал своей матери, но думаю, она была бы не против, если бы одеяло было у тебя. Может, затем в канун Дня всех святых я мог бы приехать к тебе. Я бы хотел быть рядом с ним в ночь их смерти. К тому же это могло бы пойти на пользу нам обоим…

АЛЬБУС: Слушай, мне нужно упаковать еще много вещей, а у тебя несомненно по уши работы из Министерства, так что…

ГАРРИ: Альбус, я хочу, чтобы ты оставил одеяльце у себя.

АЛЬБУС: И что мне с ним делать? У волшебных крыльев есть смысл, папа, мантия-невидимка тоже имеет смысл, но это, ты серьезно?

Это разбивает сердце Гарри. Он смотрит на своего сына, отчаянно пытаясь достучаться до него.

ГАРРИ: Тебе нужна помощь? C вещами. Я всегда любил собирать чемодан. Это означало, что скоро я покину Тисовую улицу и отправлюсь назад в Хогвартс. Это было так… Что ж, я знаю ты не любишь его, но…

АЛЬБУС: Для тебя это лучшее место на Земле, я знаю. Бедный сирота, над которым издевались его дядя и тетя Дурсли…

ГАРРИ: Альбус, пожалуйста, мы можем просто…

АЛЬБУС: …раненый своим кузеном Дадли, спасенный Хогвартсом. Я все это знаю, пап. Бла-бла-бла.

ГАРРИ: Я не клюну на это, Альбус Поттер.

АЛЬБУС: Бедный сирота, который не сдался и спас всех нас. Могу сказать от имени всех волшебников, как мы благодарны тебе за проявленный героизм. Нам следует поклониться или сделать реверанс?

ГАРРИ: Альбус, пожалуйста, ты знаешь, что я никогда не хотел признания.

АЛЬБУС: Но меня переполняет это… милый подарок, который оказался заплесневелым одеяльцем…

ГАРРИ: Заплесневелым одеяльцем?

АЛЬБУС: Как ты себе это представлял? Мы обнимемся. Я скажу, что всегда любил тебя. Как? Ну как?

ГАРРИ ( наконец теряет свое терпение): Знаешь что? Хватит винить меня в своем несчастье. По крайней мере, у тебя есть отец. Потому что у меня его не было, понятно?

АЛЬБУС: И ты думаешь, это было плохо? Я так не думаю.

ГАРРИ: Ты желаешь мне смерти?

АЛЬБУС: Нет! Я лишь хочу, чтобы ты не был моим отцом.

ГАРРИ (краснеет): Отлично, а я много раз хотел, чтобы ты не был моим сыном.

Тишина. Альбус кивает. Пауза. Гарри осознает, что он только что сказал.

Нет, я не это имел в виду…Заканчиваю здесь

АЛЬБУС: Да, именно это ты и имел в виду.

ГАРРИ: Альбус, ты просто вывел меня из себя…

АЛЬБУС: Ты хотел это сказать, папа. И, честно говоря, я не виню тебя в этом.

Ужасающая тишина.

Теперь тебе лучше оставить меня одного.

ГАРРИ: Альбус, пожалуйста…

Альбус хватает одеяльце и кидает его. Оно попадает на любовное зелье Рона, которое разливается по всему одеяльцу и кровати, выпуская небольшой клубок дыма.

АЛЬБУС: Что ж, ни удачи, ни любви для меня.

Альбус выбегает из комнаты. Гарри выходит следом за ним.

ГАРРИ: Альбус, Альбус… пожалуйста…

СЦЕНА ВОСЬМАЯ. СОН. ХИЖИНА НА СКАЛЕ

Сильный грохот. Раздается треск. Дадли Дурсль, тетя Петунья и дядя Вернон съежились за кроватью.

ДАДЛИ ДУРСЛЬ: Мама, мне это совсем не нравится.

ТЕТЯ ПЕТУНЬЯ: Я знала, что приезжать сюда было ошибкой. Вернон. Вернон. Нам нигде не спрятаться. Даже на далеком маяке.

Снова раздается грохот.

ДЯДЯ ВЕРНОН: Держитесь. Что бы это ни было, оно сюда не войдет.

ТЕТЯ ПЕТУНЬЯ: Мы прокляты! Он проклял нас! Мальчишка проклял нас! (Смотря на юного Гарри.)Это ты во всем виноват! Убирайся назад в свою дыру.

Юный Гарри вздрагивает, увидев, как дядя Вернон протягивает руку, чтобы взять ружье.

ДЯДЯ ВЕРНОН: Кто бы там ни был… я предупреждаю, что вооружен.

Раздается жуткий грохот. Дверь срывается с петель. В дверном проеме стоит Хагрид и смотрит на всех.

ХАГРИД: Не помешала бы чашка чаю. Поездка была нелегкой.

ДАДЛИ ДУРСЛЬ: Посмотрите. На. Него.

ДЯДЯ ВЕРНОН: Назад. Назад. Петунья, встань за мной. Дадли, и ты тоже. Я собираюсь выпроводить этого Скарамангера. [ Франциско Скараманга — главный злодей в одном из фильмов о Джеймсе Бонде]

ХАГРИД: Скара-кого? ( Он забирает ружьё у дяди Вернона). Давно не видел таких. ( Он скручивает ружьё в узел). Опля! ( Отвлекается, увидев юного Гарри). Гарри Поттер.

ЮНЫЙ ГАРРИ: Здравствуйте.

ХАГРИД: В последний раз, когда я видел тебя ты был совсем ещё младенцем. Ты очень похож на своего отца, но глаза у тебя мамины.

ЮНЫЙ ГАРРИ: Вы знали моих родителей?

ХАГРИД: Ох, где же мои манеры? Самого счастливого дня рождения тебе. У меня есть кое-что для тебя здесь. Возможно я сел на него кое-где, но по вкусу он будет в порядке.

Из кармана своего пальто он достает слегка помятый шоколадный торт с надписью “С днём рождения, Гарри!”, написанной зелёной глазурью.

ЮНЫЙ ГАРРИ: Кто вы?

ХАГРИД ( смеясь): Правда, я не представился. Рубеус Хагрид, хранитель ключей в Хогвартсе. ( Он оглядывается вокруг себя.) Так что насчёт чая?

ЮНЫЙ ГАРРИ: Хог-что?

ХАГРИД: Хогвартс. Ты конечно же знаешь все о Хогвартсе.

ЮНЫЙ ГАРРИ: Эээ, нет. Извините.

ХАГРИД: Извините? Это они должны извиняться! Я знал, что ты не получаешь свои письма, но я никогда не думал, что ты даже не будешь знать о Хогвартсе. Разве тебе никогда не было интересно где твои родители обучились всему этому?

ЮНЫЙ ГАРРИ: Обучились чему?

Хагрид угрожающе повернулся в сторону дяди Вернона.

ХАГРИД: Вы что хотите сказать, что этот мальчик — этот мальчик! Ничего не знает о…ничего не знает ВООБЩЕ?

ДЯДЯ ВЕРНОН: Я запрещаю вам рассказывать что-либо ещё мальчику!

ЮНЫЙ ГАРРИ: Рассказывать мне что?

Хагрид смотрит на дядю Вернона, затем на юного Гарри.

ХАГРИД: Гарри, ты волшебник. Изменивший все. Ты самый великий волшебник во всем мире.

А потом с конца комнаты слышится шёпот, слова сказанные неповторимым голосом. Голосом Волан-де-Морта…

Гаааааарри Потттттер….

СЦЕНА ДЕВЯТАЯ. ДОМ ГАРРИ И ДЖИННИ ПОТТЕРОВ. СПАЛЬНЯ

Гарри внезапно просыпается, глубоко дыша.

Он ждёт мгновение, успокаивая себя. Затем он чувствует сильную боль. В своём шраме. Вокруг него кружится Темная Магия.

ДЖИННИ: Гарри…

ГАРРИ: Все хорошо. Спи.

ДЖИННИ: Люмос.

Комната наполнена светом от её палочки. Гарри смотрит на неё.

Ночной кошмар?

ГАРРИ: Да.

ДЖИННИ: О чем?

ГАРРИ: Дурсли — ну всё началось там, потом это стало чем-то другим.

Пауза. Джинни смотрит на него, пытаясь понять, где же он находится.

ДЖИННИ: Хочешь Сонный Напиток?

ГАРРИ: Нет. Я буду в порядке. Спи дальше.

ДЖИННИ: Ты плохо выглядишь.

Гарри ничего не говорит.

( Видя его беспокойство.) Это должно быть не легко — с Амосом.

ГАРРИ: С гневом я могу справиться, но с тем фактом, что он прав — тяжелее. Амос потерял своего сына из-за меня.

ДЖИННИ: Это не особо справедливо по отношению к тебе…

ГАРРИ: …и мне нечего ему сказать, или кому-либо еще. Ведь это будет неправильно.

Джинни знает, что, или точнее, кого он имеет в виду.

ДЖИННИ: Что же тебя тревожит? Ночь перед Хогвартсом, она никогда не была хорошей, если ты не хочешь ехать. Дарение Алу одеяльца. Это была хороша попытка.

ГАРРИ: Она прошло очень плохо. Я сказал некоторые вещи, Джинни…

ДЖИННИ: Я слышала.

ГАРРИ: И ты все ещё разговариваешь со мной?

ДЖИННИ: Потому, что я знаю — когда придёт нужное время, ты извинишься. Что ты не имел это ввиду. То, что ты сказал, скрывало другие вещи. Ты можешь быть честен с ним, Гарри… Это всё, что ему нужно.

ГАРРИ: Мне бы просто хотелось, чтобы он был больше похож на Джеймса и Лили.

ДЖИННИ ( сухо): Ну не настолько же честным.

ГАРРИ: Нет, я бы не хотел ничего в нем менять… Но их-то я хотя бы могу понять…

ДЖИННИ: Альбус не такой как они, и это не плохо. Он может возразить тебе, когда ты, знаешь ли, играешь Гарри Поттера. Он хочет, чтобы ты был самим собой.

ГАРРИ: Правда — это прекраснейшая, но одновременно и опаснейшая вещь. А потому к ней надо подходить с превеликой осторожностью.

(Джинни смотрит на него с удивлением.)

Дамблдор.

ДЖИННИ: Странно говорить такое ребенку.

ГАРРИ: Только не тогда, когда ты веришь, что ребёнку придётся умереть, чтобы спасти мир.

Гарри вновь вздыхает, и изо всех сил старается не дотронуться до своего шрама.

ДЖИННИ: Гарри, что случилось?

ГАРРИ: Все в порядке. Я в порядке. Я слышу тебя.

ДЖИННИ: Твой шрам болит?

ГАРРИ: Нет, нет. Все хорошо. А теперь давай немного поспим.

ДЖИННИ: Гарри, как долго твой шрам не болел?

Гарри поворачивается к Джинни, всё написано на его лице.

ГАРРИ: Двадцать два года.

СЦЕНА ДЕСЯТАЯ. ХОГВАРТС-ЭКСПРЕСС

Альбус быстро идёт по вагону поезда.

РОУЗ: Альбус, я искала тебя…

АЛЬБУС: Меня? Зачем?

Роуз не уверена, как сформулировать то, что она хочет сказать.

РОУЗ: Альбус, это начало четвертого года и начало нового года для нас. Я хочу, чтобы мы снова были друзьями.

АЛЬБУС: Мы никогда не были друзьями.

РОУЗ: Не правда! Ты был моим лучшим другом, когда мне было шесть!

АЛЬБУС: Это было так давно.

Он пытается уйти, она заталкивает его в пустое купе.

РОУЗ: Слышал сплетни? Министерство провело большой рейд несколько дней назад. Твой папа был очень храбрым.

АЛЬБУС: Почему ты всегда знаешь об этих вещах, а я нет?

РОУЗ: Видимо, он… Волшебник, которого они обыскивали… Теодор Нотт, я думаю… У него было много артефактов, и в том числе незаконные… И вишенка на торте — нелегальный Маховик Времени. Улучшенный вариант.

Альбус смотрит на Роуз, всё становится на свои места.

АЛЬБУС: Маховик времени? Мой отец нашёл Маховик времени?

РОУЗ: Шш! Я знаю. Здорово, правда?

АЛЬБУС: Ты уверена?

РОУЗ: Полностью.

АЛЬБУС: Теперь мне нужно найти Скорпиуса.

Он уходит. Роуз следует за ним, явно желая высказать все, что хочет.

РОУЗ: Альбус!

Альбус решительно оборачивается.

АЛЬБУС: Кто сказал тебе, что ты должна поговорить со мной?

РОУЗ ( вскакивает): Хорошо, может, твоя мама писала моему папе, но только потому что она беспокоится за тебя. И я думаю…

АЛЬБУС: Оставь меня покое, Роуз.

Скорпиус сидит в своем купе. Сначала заходит Альбус, Роуз все ещё следит за ним.

СКОРПИУС: Альбус! О, привет, Роуз, чем от тебя пахнет?

РОУЗ: От меня чем-то пахнет?

СКОРПИУС: Нет, я имел в виду, приятно пахнет. От тебя как-будто пахнет смесью только что распустившихся цветов и свежего хлеба.

РОУЗ: Альбус, я буду рядом, хорошо? Если буду нужна.

СКОРПИУС: Я имел ввиду, приятный хлеб, хороший хлеб, хлеб…что не так с хлебом?

Роуз уходит, покачивая головой.

РОУЗ: Что не так с хлебом!?

АЛЬБУС: Я везде тебя искал..

СКОРПИУС: А теперь ты нашёл меня. Та-дам! Я почти не прятался. Знаешь, как я люблю…Встать пораньше. Когда люди не пялятся, не кричат, не пишут “сын Волан-де-Морта” на моих вещах. Это никогда не кончится. Я ей действительно не нравлюсь?

(Альбус обнимает своего друга. Они недолго обнимаются. Скорпиус этим удивлён.)

Ладно. Привет. Мы когда-нибудь раньше обнимались? Мы вообще обнимаемся?

Оба мальчика выглядят выбитыми из колеи.

АЛЬБУС: Просто немного странные двадцать четыре часа.

СКОРПИУС: Что случилось за это время?

АЛЬБУС: Я объясню позже. Мы должны сойти с этого поезда.

Свист. Поезд начинает двигаться.

СКОРПИУС: Слишком поздно. Поезд движется. Хогвартс, привет!

АЛЬБУС: Тогда мы должны сойти с идущего поезда.

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Что нибудь из тележки, дорогие?

Альбус открывает окно и пытается вылезть.

СКОРПИУС: С идущего магического поезда.

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Тыквенный Пирожок? Котельную Лепешку?

СКОРПИУС: Альбус Северус Поттер, убери этот странный взгляд из своих глаз.

АЛЬБУС: Первый вопрос. Что тебе известно о Турнире Трёх Волшебников?

СКОРПИУС ( радостно): Оооо, викторина! Три школы выбирают трёх чемпионов чтобы сразиться в трёх испытаниях за один Кубок. Как это с чем либо связано?

АЛЬБУС: Ты и правда огромный всезнайка, знаешь?

СКОРПИУС: Да.

АЛЬБУС: Второй вопрос. Почему Турнир Трёх Волшебников не проводился в течение двадцати лет?

СКОРПИУС: В последнем турнире участвовал твой папа и мальчик, которого зовут Седрик Диггори. Они решили вместе выиграть, но кубок был порталом, и они телепортировались к Волан-де-Морту. Седрик был убит. После этого соревнование было сразу же отменено.

АЛЬБУС: Хорошо. Третий вопрос. Разве нужно было убивать Седрика? Простой вопрос, простой ответ. Нет. Слова Волан-де-Морта были “Убей лишнего”. Лишнего. Он умер, только потому что был с моим отцом, и мой отец не смог его спасти, а мы сможем. Была допущена ошибка, и мы её исправим. Мы используем маховик времени и вернём его назад.

СКОРПИУС: Альбус, по понятным причинам, я не большой фанат Маховиков времени…

АЛЬБУС: Когда Амос Диггори спрашивал моего отца о маховике времени, отец опровергнул их существование. Он врал этому старику, хотевшему только вернуть своего сына, любившему своего сына. Он сделал это, потому что его не волновало… Ему наплевать. Все говорят о его храбрых поступках. Но он также и ошибался. На самом деле, ошибался по крупному. Я хочу исправить одну из этих ошибок. Я хочу, чтобы мы спасли Седрика.

СКОРПИУС: Похоже, то что держало твой мозг — лопнуло.

АЛЬБУС: Я собираюсь сделать это, Скорпиус. Я должен это сделать. И ты знаешь так же хорошо как и я, что я всё полностью провалю, если ты не пойдёшь со мной. Давай же.

Он улыбнулся. И исчез наверху. Скорпиус на момент растерялся. Он скорчил лицо. Потом поднялся наверх и исчез следом за Альбусом.

СЦЕНА ОДИННАДЦАТАЯ. ХОГВАРТС ЭКСПРЕСС. КРЫША

Сильный ветер дует отовсюду.

СКОРПИУС: Хорошо, теперь мы на крыше поезда, он быстрый и это страшно, хотя это было замечательно, я чувствую как будто я узнал многое обо мне, что-то о тебе, но…

АЛЬБУС: Я вычислил, что скоро будет виадук, а оттуда рукой подать до Дома для престарелых волшебников и ведьм Святого Освальда…

СКОРПИУС: Будет что? До чего? Смотри, я, так же как и ты, в восторге быть бунтарём впервые в жизни…юху…крыша поезда…веселье, но теперь …Ох.

Скорпиус видит что-то, чего не хотел бы увидеть.

АЛЬБУС: Вода сгодится как нельзя кстати, если Смягчающие Чары не помогут.

СКОРПИУС: Альбус. Ведьма-проводница.

АЛЬБУС: Ты хочешь взять что-нибудь перекусить в дорогу?

СКОРПИУС: Нет. Альбус. Ведьма-проводница приближается к нам.

АЛЬБУС: Нет, она не может, мы же на крыше поезда…

Скорпиус указывает Альбусу нужное направление, и теперь он видит ведьму-проводницу, которая, толкая свою тележку, беспечно ним приближается.

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Хотите чего-нибудь, детки? Тыквенный Пирожок? Шоколадную Лягушку? Котельный кекс?

АЛЬБУС: Оу.

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Люди многого не знают обо мне. Они покупают мои котельные кексы, но они никогда меня не замечают. Я не помню последний раз, когда кто-нибудь спрашивал моё имя.

АЛЬБУС: Как вас зовут?

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Я забыла. Всё, что я могу сказать, когда создали Хогвартс-Экспресс, сама Отталина Гэмбол предложила мне эту работу…

СКОРПИУС: Это же сто девяносто лет назад. Вы работаете здесь сто девяносто лет?

ВЕДЬМА-ПРОВОДНИЦА: Эти руки сделали более шести миллионов тыквенных пирогов. Я довольно неплохо заработала на них. Но люди не заметили, как легко они превращаются в нечто иное …

Она поднимает тыквенный пирог, бросает его как гранату. Он взрывается.

И вы не поверите, что я могу сделать с Шоколадными Лягушками. Никогда. Никогда я не позволю никому сойти с поезда, пока он не достигнет место своего назначения. Некоторые пытались спрыгнуть — Сириус Блэк и его друзья, Фред и Джоржд Уизли. И ВСЕ ПОТЕРПЕЛИ НЕУДАЧУ. ПОТОМУ ЧТО ЭТОТ ПОЕЗД НЕ ЛЮБИТ, КОГДА ЛЮДИ СХОДЯТ С…

Рука ведьмы превращается в очень острый шип. Она улыбается.

Так что, пожалуйста, вернитесь на свои места до конца поездки.

АЛЬБУС: Ты был прав. Этот поезд магический.

СКОРПИУС: Конкретно в этот момент я не получаю удовольствия от своей правоты.

АЛЬБУС: Но я был прав насчет моста, сейчас внизу вода. Самое время попробовать Смягчающие Чары.

СКОРПИУС: Альбус, это плохая идея.

АЛЬБУС: Думаешь? (Секунду колеблется, затем понимает, что на это нет времени) Слишком поздно думать. Три. Два. Один. Моллиаро!

Он вопит это в прыжке.

СКОРПИУС: Альбус…Альбус…

Он смотрит вниз с отчаянием. Он смотрит на ведьму-продавщицу. Её волосы встали дыбом, а шип стал чрезвычайно острым.

Ну что ж, с вами очень весело, но меня ждет друг.

Он зажимает себе нос и прыгает вслед за Альбусом, на ходу творя чары.

Моллиаро!

СЦЕНА ДВЕНАДЦАТАЯ. МИНИСТЕРСТВО МАГИИ. БОЛЬШАЯ КОМНАТА ПЕРЕГОВОРОВ

Сцена заполнена волшебниками и ведьмами. Они шумят и общаются, как и следует почтенным волшебникам и ведьмам. Среди них Джинни, Драко и Рон. Чуть выше них Гермиона и Гарри.

ГЕРМИОНА: Успокойтесь, я призываю всех к порядку. Вы вынуждаете меня использовать магию, чтобы добиться тишины. ( Она взмахивает палочкой и все замолкают). Хорошо. Приветствую всех на Внеочередном Общем Собрании. Я очень рада, что стольким из вас удалось прийти. Волшебное сообщество жило в мире долгие годы. Прошло 22 года с тех пор, как мы победили Волан-де-Морта в Битве за Хогвартс и я очень рада тому, что новое поколение росло в практически бесконфликтное время. До сегодняшнего дня. Гарри?

ГАРРИ: Сторонники Волан-де-Морта начали выходить из тени за последние несколько месяцев. Мы преследовали троллей пробирающихся через Европу, гигантов, начинающих пересекать моря, и оборотней — но, к сожалению, я вынужден сообщить, что мы потеряли их след пару недель назад. Мы не знаем куда они направляются или кто их призвал, но мы точно знаем что они куда-то движутся, и нас беспокоит, что это может означать. Поэтому, если кто-то что-то видел или почувствовал, то поднимите палочку и мы вас выслушаем. Профессор Макгонагалл, Спасибо.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛЛ: Похоже, что кто-то влез в хранилище ингредиентов для зелий, мы обнаружили это после летних каникул. Пропало не так много, кожа Бумсланга и крылья златоглазок, но ничего из Запретного Списка. Мы думаем, это Пивз.

ГЕРМИОНА: Спасибо, Профессор. Мы изучим этот вопрос. ( Осматривается)Кто-нибудь еще? Отлично, и, после всего, этого не было со времен Волан- де-Морта, шрам Гарри снова болит.

ДРАКО: Волан-де-Морт мертв, с ним покончено.

ГЕРМИОНА: Да, Драко. Волан-де-Морт мертв, но есть кое-что, что подсказывает нам, что он, или какая-то его часть могли вернуться.

В толпе поднимается шум.

ГАРРИ: Теперь…Это сложно…Но мы должны спросить, чтобы всё выяснить. Те, кто с Чёрной Меткой… Вы чувствовали что-нибудь? Хотя бы приступ боли?

ДРАКО: Возвращаемся к предубеждениям против людей с Темной Меткой, Поттер?

ГЕРМИОНА: Нет, Драко. Гарри просто пытается…

ДРАКО: Знаешь, на что это похоже? Гарри просто хочет, чтобы его лицо снова мелькало в газетах. Слухи о том, что Волан-де-Морт вернулся, повторяются в Ежедневном Пророке из года в год…

ГАРРИ: Я не распространял этих слухов.

ДРАКО: Правда? Разве не твоя жена — редактор Ежедневного Пророка?

Джинни подходит к нему, возмущенная.

ДЖИННИ: Редактор спортивной колонки!

ГЕРМИОНА: Драко. Гарри упомянул об этом только потому что Министерство заботится… И я Министр Магии…

ДРАКО: За тебя голосовали только потому что ты его подружка.

Джинни держит Рона, рвущегося к Драко.

РОН: Хочешь в морду получить?

ДРАКО: Разуйте глаза — его знаменитейшество всем вам запудрил мозги. Ведь здорово, когда все с придыханием произносят твоё имя, стоит лишь сказать (изображая Гарри): «мой шрам болит, мой шрам болит». Знаете, что это значит? Появится ещё одна причина показывать пальцем на моего сына и обсуждать за его спиной сплетни о его происхождении.

ГАРРИ: Драко, никто не говорил ничего про Скорпиуса…

ДРАКО: Что ж, я думаю, что эта встреча — просто фикция. И я ухожу.

Он уходит. Остальные потихоньку следуют за ним.

ГЕРМИОНА: Нет. Это не выход… Вернитесь! Нам нужна стратегия.

СЦЕНА ТРИНАДЦАТАЯ. ДОМ ДЛЯ ПРЕСТАРЕЛЫХ ВОЛШЕБНИКОВ И ВЕДЬМ СВЯТОГО ОСВАЛЬДА

Это хаос. Это магия. Это Дом для престарелых волшебников и ведьм Святого Освальда и он так хорош, что вы даже не представляете себе.

Здесь ходунки возвращают к жизни, пряжа побеждает хаос, а санитары танцуют танго.

Те, кто тут живет, больше не должны творить магию из необходимости, наоборот, они делают это в удовольствие. Как именно они веселятся?

Альбус и Скорпиус входят, оглядываются, обрадованные и, давайте это признаем, немного испуганные.

АЛЬБУС и СКОРПИУС: э-э… Извините… Извините. Извините!

СКОРПИУС: Ладно… ну… это дикое место.

АЛЬБУС: Мы ищем Амоса Диггори.

Наступила гробовая тишина. Все звуки резко стихли. И стало даже немного уныло.

ВЯЖУЩАЯ ЖЕНЩИНА: И зачем вам, мальчики, понадобился этот несчастный старый хрыч?

Дельфи появляется с улыбкой.

ДЕЛЬФИ: Альбус? Альбус! Ты пришел? Замечательно! Пойдем, поздороваешься с Амосом!

СЦЕНА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. ДОМ ДЛЯ ПРЕСТАРЕЛЫХ ВОЛШЕБНИКОВ И ВЕДЬМ СВЯТОГО ОСВАЛЬДА. КОМНАТА АМОСА

Амос раздраженно смотрит на Скорпиуса и Альбуса. Дельфи смотрит на всех троих.

АМОС: Давайте проясним. Вы подслушали разговор. Разговор, который вам не следовало подслушивать, и вы решили, решили без причины, сунуть свой нос по самый затылок в чужие дела.

АЛЬБУС: Мой отец солгал вам… Я знаю, что у него есть… У них есть Маховик Вр

Данная книга охраняется авторским правом. Отрывок представлен для ознакомления. Если Вам понравилось начало книги, то ее можно приобрести у нашего партнера.

Поделиться впечатлениями

Сделать подарок гарри поттер

Сделать подарок гарри поттер

Сделать подарок гарри поттер

Сделать подарок гарри поттер

Сделать подарок гарри поттер

Сделать подарок гарри поттер

Сделать подарок гарри поттер