Сегодня: Понедельник, 25 сентября 2017 г.
 

Фото из альбома

Партнеры

Колонка редактора

Творчество

  • 09.04.2016
    Татьяна Белова:

    Лихие девяностые

     Лихие девяностые Лукаво слово «демократия»… Народ в пучине лет и дней Хранит традиции, понятия,...
  • 17.02.2016
    Песнь глухаря

    Песнь глухаря

     Новая выставка в художественной галерее     - Я так переживал, боялся, что никто не придет, - сказа...
  • 03.02.2016
    Встреча с Мариной Берсеневой

    Встреча с Мариной Берсеневой

    В январе встреча в клубе с одноименным названием «Встреча», что в центральной библиотеке, была посвящена тво...
  • 13.01.2016
    Отдохновение и свежий воздух

    Отдохновение и свежий воздух

         В Вологде, с которой много лет дружит наша художественная галерея, немало ярких художников, тво...
  • 14.07.2013
    Мир её душиТатьяна Белова:

    Мир её души

    В июне в художественной галерее прошла выставка рельефных картин даниловского художника Тамары Беляковой и ее учеников &...

Погода

Parse error in downloaded data

Из воспоминаний Героя Советского Союза Михаила Коптева


08.01.2013 Раздел: Топ  |  Просмотров: 2393  |  новости по разделам


Из воспоминаний Героя Советского Союза Михаила Коптева
31 августа 2012 года исполнилось  90 лет со дня рождения нашего славного земляка, военного летчика,  Героя Советского Союза Михаила Ивановича Коптева, которого хорошо помнят многие даниловцы. Редакция газеты "Мой Данилов" публикует отрывки из воспоминаний Михаила Ивановича, предоставленные редакции сыном Михаила Ивановича - Виктором Михайловичем Коптевым. Для удобства прочтения к эпизодам воспоминаний редакция поставила  собственные заглавия. 

Первый бой 
     Наступил и для меня долгожданный день: 17 декабря 1943 года. Группе в составе шести экипажей приказано совершить налет на станцию Долинская, что на Кировоградщине.  Второе звено ведет Александр Веселов. Я у него левым ведомым. Мне велено делать все по командиру звена: пускать РСы, вести огонь из пушек и пулеметов, сбрасывать бомбы. Внимательно слушать команды ведущего. К цели идем на высоте 1200 метров. Внизу виднеются села да серыми пятнами небольшие лесочки. На малочисленных дорогах отдельные автомашины. Линию фронта пересекли спокойно. Немецкие зенитки не открывали огня. При подходе к цели в наушниках прозвучал голос ведущего:
     - Впереди цель. Два эшелона. Бьем по ним.
Самолеты пошли с небольшим снижением, увеличивая скорость. Я взглядом вцепился в самолет Веселова. В голове одно - не отстать, не опоздать сбросить бомбы, с ними садиться запрещено. Через некоторое время Саша переводит самолет с левым разворотом в пикирование. Я за ним. При подходе к станции в небе появились серые шапки разрывов зенитных снарядов. Идем с противозенитным маневром. При переходе в пикирование и при пикировании замечаю, что шапок все больше и больше. Навстречу потянулись нити красных шариков трассирующих снарядов "эрликон". От самолета ведущего отделяются РСы. Нажимаю на кнопку пуска РСов. Из-под плоскостей один за другим с характерным свистом "чу-ух" сходят с направляющих реактивные снаряды, оставляя позади белое пламя, и несутся к станции. Где рвутся, не вижу. Саша открыл огонь из пушек и пулеметов. Нажимаю на гашетки и я. Сразу же ощущаю вздрагивание самолета, характерный звук пушек - тук-тук-тук, пулеметов - тра-та-та-та... Потянулись к эшелонам трассы от снарядов и пуль. При стрельбе скорость самолета заметно снижается, как будто кто-то удерживает его. А мысль - не прозевать бы сбрасывание бомб. На выводе из пикирования от самолета командира звена отделились черные чушки бомб. Рукояткой аварийного сброса открываю все четыре люка. Самолет слегка подпрыгнул вверх. Шестнадцать двадцатипятикилограммовых полетели на врага. В этот момент увидел пламя, черный дым да разваливающийся самолет Веселова. Одновременно по моему самолету прошла какая-то дрожь, и он начал задирать нос вверх. По СПУ (самолетное переговорное устройство) передал Коле:
     - Командира звена сбили.
     Петр Горбачев повел группу на второй заход. Мой самолет плохо слушается рулей. Зенитный огонь усиливается. Четыре самолета далеко впереди. А у меня обида и злость. Погиб командир! Саша погиб! Ну, это так не пройдет, я отомщу за своего командира. Тоже иду на второй заход. Управлять поврежденным самолетом трудно. Группа выходит из атаки, а я ввожу в пикирование свой самолет. Кроме паровоза и трассы снарядов и пуль, тянущихся к нему, ничего не вижу. Даже не переключился с радио на СПУ, чтобы слышать своего стрелка. Какова же была моя радость, когда паровоз окутался клубами пара. Значит, котел разбит. Высота около двухсот пятидесяти метров. Ухожу со снижением и только тут замечаю, что вокруг кромешный ад. Снаряды рвутся вокруг самолета. Маневрировать трудно. Повреждены рули высоты. Наконец удается снизиться на бреющий и выйти из зоны зенитного огня. Почти у самого аэродрома догнал группу.
    Вот и все, что запомнилось в первом боевом.
     При посадке подвел меня снежок. Привык сажать на землю. Неправильно определил высоту, выровнял выше нормального, спарашютировал и сел по-вороньи.
Когда зарулил на стоянку, подбежал Яков:
    - Товарищ командир, поздравляю с первым боевым. Какие будут замечания?
    - Все нормально. Только фрицы повредили самолет.
     Пошли на КП. По дороге получил справедливый выговор от своего стрелка Коли Слепова:
    - Товарищ командир, так летать нельзя. Так нас собьют зенитки. Вы не слушали моих команд. Над целью, во время стрельбы зениток, а в воздушном бою в особенности, надо держать связь со мной. А вы все время слушали приемник радиостанции.
      Коля родом из Орска. Он был опытным воздушным стрелком, совершившим более двадцати боевых вылетов, побывавшим в различных сложных ситуациях.
После доклада на КП о выполнении боевого задания вышли на улицу, тут штурман полка капитан Степанов спросил меня:
    - Почему по-вороньи сажаешь самолет?
    - Давно не летал на снежном покрове.
    - А кто тебя заставлял идти на второй заход на поврежденном самолете?
    - Совесть и месть.
    - Рисковать надо, но не всегда. Голову понапрасну потерять можешь.
После этого боевого вылета я подробно расспрашивал Колю о его полетах, как они действовали с командиром экипажа. Его советы пошли на пользу. Почему он стал моим стрелком? Болел и не мог летать на задания. В это время его командир погиб с другим воздушным стрелком.
И первый воздушный бой
    Группе в составе семи самолетов поставлена задача атаковать танки противника в районе Водяное. Ведущий - Герой Советского Союза капитан Бутко. Группа сборная. Летчики из разных эскадрилий. Я - крайним левым, Толя Раснецов - крайним правым.  С аэродрома взлетели быстро, собрались и с набором высоты пошли к линии фронта. Нас прикрывают четыре Яка.
    В наушниках голос ведущего:
     - Быть внимательней. Впереди линия фронта.
Начинаем противозенитный маневр. Предстоит пройти еще по территории противника не менее пятнадцати километров. Когда пересекали линию фронта, зенитчики сделали по нам несколько залпов из 56-миллиметровых орудий. Снаряды рвались или значительно ниже, или значительно выше нас. Буквально через несколько секунд тревожный голос ведущего: Справа истребители противника!
Бутко довольно резким разворотом на 180 градусов уходит вниз. Мы, как связанные одной веревочкой, повторяем этот маневр. Тут же замечаю, как один из "мессеров" дает пару очередей по самолету Толи Раснецова. Воздушные стрелки огнем из пулеметов отогнали его. За ним откуда-то сверху несется на Толю "мессер", а другой воровски снизу. И вновь потянулись трассы к самолету Толи.
Бомбы бросить не можем, ибо под нами свои войска. На каждом по 272 противотанковых. Вести бой труднее, да и опаснее, они могут сдетонировать от попадания снаряда. Я переключился на связь с Колей, но он пока молчит, лишь отчетливо слышны очереди его пулемета. Ведет огонь по "мессерам", атакующим Толю.
До земли остается не более сотни метров. Раздается спокойный голос Коли:
     - Командир, в хвост заходит "месс".
Тут уж мы с Колей единое целое. Мне смотреть назад некогда. Надо держать плотный строй. В этом наша сила, в этом наше спасение. "Мессер" с большой дистанции открывает огонь по нашему самолету. Трасса проходит справа и выше. Коля молчит. Фриц решил, что я буду уходить от строя влево и тогда сделаюсь легкой добычей. Отойдя метров на 15 влево, я тут же возвращаюсь на прежнее место. Мы уже на бреющем. Коля дает пару очередей и тут же:
     - Командир, "месс" в мертвой зоне. Ножку.
Я резко нажимаю левую педаль, самолет отделяется от группы, и тут же четыре взрыва на правой плоскости сотрясают самолет. Возвращаю самолет в исходное положение и - три дыры на левой плоскости.
Коля снова командует, тот же маневр, но добавляются новые пробоины на плоскостях. Опять:
     - Командир, "месс" в мертвой зоне.
Мозг работает быстро. Так, пожалуй, собьют. Отвечаю:
     - Бей через стабилизатор.
Коля дает длинную очередь через стабилизатор собственного Ила. Слышен металлический звон.
Фриц, не ожидавший такого, как ошпаренный выскакивает с левым разворотом. Размалеванный в разные цвета, с тузом "пик" на фюзеляже. Больше не подходил.
Коля упавшим голосом:
     - Сбили наш Як. - И тут же радостно: - "Месс" горит!
"Мессера" яростно бросаются на нашу группу, то справа, то слева, но стрелки и истребители не дают возможности вести прицельный огонь.
Радостный голос Коли:
    - Наши, наши спешат!
На помощь нам спешат восемь Яков. "Мессера", не принимая боя, уходят восвояси. Так закончилась наша встреча с истребителями противника. Так прошло долгих десять минут. Будко повел группу с набором высоты, и по его команде сбросили бомбы в безлюдном Чигиринском лесу. Это был первый мой воздушный бой. Бывалые летчики и воздушные стрелки рассказали, что то были отборные асы из группы Геринга. Счастье, что ни один снаряд не попал в бомболюки. Тогда детонация, самолет разнесло бы в щепки.  Лишь на другой день я осмыслил всю картину боя. Изрешеченный самолет. Этот боевой вылет мог быть и последним...
      Что в итоге? Один воздушный стрелок ранен, четыре самолета в пробоинах, но все живы, а вот боевое задание  не выполнено.
Немцы применили новую тактику
    Продвижение наших войск прекратилось, но идут непрерывные бои. Немцы пытаются атаковать то в одном месте, то в другом. Авиация, особенно штурмовая, непрерывно летает на задания.
    27 августа шестеркой делаем второй за день вылет на штурмовку автомашин, мотоциклов, движущихся по дороге Опатув-Кобыляны. Группу ведет Толя Бегельдинов. Все было нормально. Делаем первый заход колонной по одному. На высоте 400 метров начинаю выводить самолет из пикирования и сбрасываю бомбы серией. Дима кричит:
    - "Месс" снизу! Ножку!
Нажимаю левую педаль. Очередь разрывов снарядов сотрясает правую плоскость. Элерон отваливается. Самолет валится на правое крыло, опуская нос. Еле удается удержать от увеличения крена, а затем и выровнять в горизонтальный полет. Толя уводит группу на второй заход. Его прикрывают истребители. Я с небольшим углом планирования продолжаю идти к своей территории. А у самого одна мысль: "Если будут еще атаковать "мессера", то собьют. На таком самолете маневр не сделаешь". По СПУ прошу:
    - Дима, смотри внимательней. Выйдем на свою территорию, буду садиться. Самолет плохо слушается рулей.    Снизившись на высоту 200 метров, пересекаю линию фронта и иду над своей территорией. Взглядом ищу подходящую площадку для посадки на фюзеляж. Но, как назло, такой площадки нет. Бугры да ямы, воронки, окопы, траншеи, пни от вырубок леса. Тут не сядешь, тут шею свернешь. Ну, думаю, пересеку Вислу и там на низинке сяду.
    - Когда будем садиться? - спрашивает Дима.
    - За Вислой. Здесь нет подходящей площадки.
    К нервному напряжению добавились неимоверные физические нагрузки. Удерживаю самолет на курсе левой рукой за ручку и левой ногой. Когда они устают, то локтем правой упираюсь в борт кабины, держу ручку управления и даю немного слабины левой ноге, перенося правую на левую педаль. Так стало терпимее. Пересекаем Вислу.
    - Командир, скоро садиться будем? - спрашивает Дима.
    - Пойдем на свой аэродром. Я приспособился к управлению.
    - Понял. Я внимательно слежу за воздухом.
    - Молодец, Дима. Но как ты заметил "месса"?
    - Их была пара. Они шли на высоте метров 50, догоняя нас. А когда ты стал выводить самолет из пикирования, ведущий "месс" крутой горкой пошел на сближение с нами. Вот я и крикнул.
    - Молодец, Дима, - похвалил его еще раз. - Если бы ты не скомандовал, то лежали бы мы на земле, а может, и лежать было бы нечему. Очередь пришлась бы по бензобакам и хвостовому оперению.
    - Еще повоюем, командир.
    Кажется, самолет летит слишком медленно, а стрелки часов стоят на месте, минуте нет конца. Пот скатывается по лицу, гимнастерка и комбинезон - хоть выжимай. Наконец показался аэродром. Захожу на посадку не слева, как это принято, а справа, с малым креном, как выражались - "блинчиком", так легче управлять. После выхода на посадочную прямую выпускаю шасси. Щитки не трогаю. Думаю, если перебит привод правого щитка, а левый выпустится, то самолет мгновенно перевернется на спину. Убираю газ не полностью, снижаюсь с малым углом, с трудом удерживая самолет обеими руками. Выравниваю. Быстро левой рукой сектор газа на себя. Самолет мягко касается земли и катится, медленно теряя скорость. Тормозами не пользуюсь, да и щитки убраны. А вдруг правое шасси повреждено, тогда при торможении самолет развернет влево, а на скорости более ста километров всякое может случиться. Мгновение - и самолет вверх колесами. Никакая реакция не поможет. Пока все нормально, удерживаю по прямой. Скорость постепенно падает. В средине пробега самолет повело вправо. Не успел сообразить, как вижу перед собой землю. Автоматически выключаю зажигание, хотя мотор уже заглох. Перевернется или нет на спину?.. Самолет постоял, покачался, уткнувшись носом, и хвостом обратно плюхнулся на землю. Вздох облегчения вырвался из груди. Вокруг пыль столбом. Вылез на плоскость, смотрю, а Дима уже на земле. К нам на полном газу несутся три машины - санитарная, пожарная и полуторка с техсоставом.  При осмотре увидели, что очередь прошла по центроплану и крылу. Пробита покрышка правого колеса, вырван один из кронштейнов крепления элерона, а остальное довершила воздушная струя. Все прояснилось, когда скорость стала падать, правое колесо зарылось в песок летного поля. Самолет встал на нос, но на наше счастье одна лопасть уткнулась вертикально в грунт по отношению к оси самолета, и это спасло от полного капотирования.
    Когда немного пришел в себя, то почувствовал, как ноет все тело. Особенно болят мышцы рук и левой ноги. 
     Тот вылет был уроком не только для меня, но для летного состава полка и дивизии. Немцы применили новую тактику. Раньше они большими группами атаковали штурмовиков сверху, а вот теперь, когда у них сократилось количество летчиков, ходят на бреющем или на высоте до 100 метров, подстерегают штурмовиков и бьют по ним на выводе из пикирования. В этот момент обзор плохой, большие перегрузки, да и внимание больше вверх. Быстро раскусив их тактику, мы стали действовать кругом звеньев или растянувшись самолетами в звене и отучили их от подобных атак.
Записал Виктор КОПТЕВ.


08.01.2013
Тугой узел дворовых проблем
23.01.2013
А мы не будем опускать руки!

Опрос

Счастливы ли вы в своей семье?
Да
Голосов: 3 (100%)
Нет
Голосов: 0 (0%)
Да, у нас хорошие дети, и мы любим друг друга.
Голосов: 0 (0%)
Не вполне. Есть проблемы с детьми
Голосов: 0 (0%)
Нет, вторая половина мне изменяет
Голосов: 0 (0%)
Нет, нам не хватает средств на жизнь
Голосов: 0 (0%)

Вы не можете оставить свой голос, т.к. период голосования истек

Довольны ли вы своей работой?
Да, работа любимая и хорошо оплачивается
Голосов: 1 (25%)
Нет, хожу, как на каторгу
Голосов: 1 (25%)
Работу люблю, но платят мало
Голосов: 1 (25%)
Платят хорошо, но работа противная
Голосов: 1 (25%)
Нет, начальник дурак
Голосов: 0 (0%)

Вы не можете оставить свой голос, т.к. период голосования истек

Календарь

Сентябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Весь архив

Архив новостей

Наш топ

  • 07.11.2013
    14 лет рядом с главнымМихаил Щеников:

    14 лет рядом с главным

     Мои воспоминания о совместной работе на Даниловском ЗДС с главным инженером Смирновым В. И. в 1973 -1987 гг.  ...
  • 19.03.2013
    Данилов: Звуки и запахиРуслан Армеев:

    Данилов: Звуки и запахи

           Ретро-портрет города в чувственном опыте старожила    Написать об этом, увы, я не ...
  • 08.01.2013
    Из воспоминаний Героя Советского Союза Михаила КоптеваВиктор Коптев:

    Из воспоминаний Героя Советского Союза Михаила Коптева

    31 августа 2012 года исполнилось  90 лет со дня рождения нашего славного земляка, военного летчика,  Героя Сов...
  • 15.11.2012
    Шедевры Василия КосяковаСергей Устенко:

    Шедевры Василия Косякова

     Шедевры Василия Косякова И растаял лед     Автором проекта Казанского собора на Горушке является ар...
  • 20.10.2012
    Тот самый ЯшинТатьяна Белова.:

    Тот самый Яшин

    Рассеется сомнений дым, И нам понять поможет разум, Какому классу мир обязан Благополучием своим!..      ...
© 2007-2010 Общественно-политическая газета “Мой Данилов”, Ярославская область

  Создание сайта - 35info.ru